Студенты, преподаватели, сотрудники института на фронтах Великой Отечественной войны и в тылу врага
Страница 6

История » Ученые и студенты НГУ в годы Великой Отечественной войны » Студенты, преподаватели, сотрудники института на фронтах Великой Отечественной войны и в тылу врага

В июле 1941 г. дивизию перебросили на защиту Днепропетровска с южной стороны, в район с. Сурско-Литовское и утром в один из июльских дней она вступила в бой. Я был тогда коноводом командира дивизии полковника Л. Н. Саковича и связным нашего эскадрона. Первое 'боевое крещение получил, сопровождая в течение всего дня командира дивизии при посеще­нии им наблюдательных пунктов полков и батальонов. Дивизия защищала город до 26-го августа. В ночь на 26-е августа наш эскадрон сопровождал штаб дивизии, который следовал через железнодорожный мост на левый берег Днепра. В дальнейшем дивизия защищала левобережье вплоть до реки Ворскла и с тяжелыми боями отходила на восток, затем я находился при комиссаре дивизии А. И. Клешканове в качестве его адъютанта. К началу холодов дивизия имела большие потери и была выве­дена для пополнения в г. Сватово,, после чего заняла оборону у Лисичанска в (Донбассе). Всю зиму 1941—1942 г. мы защищали Донбасс.

Затем дивизия в составе 6-й армии перешла в наступление на Изюм-Барвенковском направлении, освободила ряд насе­ленных пунктов, в том числе и станцию Лозовую. В начале мая 1942 г. мы находились в 5—7 км от окраин Конграда, наш эс­кадрон проводил разведку боем. Вот здесь и закончилось наше продвижение вперед.

Танковые войска генерала Клейста контратаковали нас пре­восходящими силами, отрезали много наших частей 6-й и 37-й армий, вошедших в прорыв. Началось отступление, мы дошли почти до р. Донец. 27 мая 1942 г. я был контужен и попал в плен.

Прошел через фашистские лагеря смерти: «Уманская Яма» в Люблине (Польша), лагерь № 321 у Билифельда (Германия) и с конца 1942 г. по апрель 1945 г. был заключен в концентрационный лагерь Бухенвальд. В апреле 1945 г. нас освободили американские войска и меня вновь мобилизовали в ряды Советской Армии. С мая 1945 г. был зачислен во взвод охраны отдела контрразведки при 6-й армии. После демобилизации в апреле 1949 г., возвратившись домой в Днепропетровск, навсегда связал свою судьбу с коллективом ДГИ».

Активное участие сотрудники и воспитанники института принимали в борьбе против фашистов и в тылу врага.

Алексей Алексеевич Суслов,

кандидат технических наук, доцент, рассказывает: «Находясь на оккупированной территории в Днепропетровске, в конце 1941 г. я встретил своего знакомого Леонида Якушева, с которым до войны работал в Институте горной механики АН УССР. После непродолжительных разговоров Якушев предложил мне участвовать в работе подпольной организации. Я согласился и вступил в подпольную группу, которая базировалась в районе Первой Чечеловки. Мне предложили поступить на работу в политехнический институт, который был организован оккупантами и находился на территории горного института, в котором уже работал Якушев. Директором этого института был чл.-корр. АН УССР доц. К- И. Татомир, которого я знал по совместной работе в Днепропетровском филиале Гипромеза.

В начале 1942 г. начался прием студентов и сотрудников в институт, который находился в корпусе № 2 (химическом корпусе) ДГИ. Для выполнения заданий от партизан нам необхо­димо было иметь явочное помещение и мы с Якушевым решили для этой цели использовать одну из лабораторий в корпусе № 2 (в настоящее время склад). Это помещение имело два выхода — один на ул. Кирова, а другой — во двор института и располагалось в полуподвальном этаже. Из окон просматривалась ул. Кирова, двор института, а также корпус № 1 (главный корпус).

Нас прельстила «безопасность» помещения в том смысле, что оно находилось в окружении служб оккупантов: на углу ул. Кирова и просп. К. Маркса в общежитии № 1 расположи­лись гестапо и СД, в перво;м корпусе ДГИ — служба СС, а в третьем — воинская часть; в здании металлургического института — немецкий госпиталь. Вот таким окружением обеспечивалась «безопасность».

Одно из первых заданий подполья заключалось в организации прослушивания сводок Совинформбюро и передаче их содержания, а также добывание радиоприемников для других подпольных групп. Немного владея немецким и английским языками и будучи мастером по ремонту электроприемников и радиоаппаратуры, что давало доступ к отечественной, немецкой и другой аппаратуре, я включался в сеть немецких воинских частей.

Позже я получил задание «заимствовать» в воинской части немецкие противогазы, чтобы выяснить, какие отравляющие газы может использовать немецкое командование при боевых действиях на территории СССР. «Заимствованные» немецкие противогазы были переданы по назначению. В начале 1942 г. получил следующее задание — влиться в организацию Тодта[1], которая была создана оккупантами и размещалась на ул. Писаржевского в одном из пятиэтажных домов. Я познакомился со многими членами этой организации и детально изучил их деятельность. Национальный состав организации был очень разнообразен. В ней работали бельгийцы, голландцы, французы, русские эмигранты и представители других стран. Они ремонтиро­вали железные и шоссейные дороги, а также восстанавливали здания и помещения. Важной стороной их «деятельности» была спекуляция продуктами питания, которые они обменивали на ценности, вывозимые за границу.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Четырнадцатый съезд РКП(б)
Четырнадцатый съезд ВКП(6) (18-31 дек,1925 г., Москва), исходя из ленинского плана построения социализма в СССР, взял курс на социалистич. индустриализацию страны; осудил «новую оппозицию» (Каменев — Зиновьев), выступившую вслед за Троцким против ленинского курса на победу социализма в одной стране. На 14 съезде РКП(6) была переименова ...

Брусиловский прорыв
В результате Брусиловского прорыва — единственной операции Первой мировой войны, названной не по месту действия, а по фамилии полководца, - Юго-Западный фронт нанес сокрушительное поражение австро-венгерской армии, от которого она уже не смогла оправиться. Русские войска продвинулись от 80 до 120 км вглубь территории противника. Фронт Б ...

Начало «великого перелома»
Поскольку теоретически считалось, что коллективизация – дело добровольное, то предполагалось в каждом конкретном случае уполномоченным по проведению коллективизации собирать крестьян на общее собрание с целью выявить желающих записаться в колхозы. Летом 1929 г., возникла идея сплошной коллективизации Хоперского округа Нижневолжского кр ...

   
Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.fullistoria.ru