Анализ придворного общества
Страница 21

История » Придворное общество Франции по мемуарам герцога Сен-Симона » Анализ придворного общества

Одежда вообще всегда служила символом самовыражения. Она пытается либо загладить глупость, которая приходит с рождения, либо выдать мудрость, которая приходит с годами. Но, так или иначе, двор без одежды не двор и ни одна уважающая себя дама не выйдет из дома одетая с ног до головы в драгоценности, пышные платья и с мужем под мышкой за место ридикюля. И за рассолом - напитком завтрашнего дня.

Где можно было поговорить с королём? Конечно на аудиенции, но на неё можно было надеяться только в редких случаях (даже королевское поручение иногда пролетало мимо). Короткие аудиенции получить было проще - нужно было просто уезжать и накануне ты мог встретиться с королём (так поступали уезжающие генералы в присутствии генсека по военным делам) или ещё более короткие - по их возвращении, "но часто не давалось ни тех, ни других"[105]. А почему так было сложно? Потому что из этого вытекала одна очень большая выгода - разговор один на один (практически) с королём на тему, которую ты выбираешь сам - всем по сосиске, официант, я угощаю! Оставалось просто добиться этой аудиенции "и умело вести себя, выказывая почтение, должное по установленному обычаю королевскому сану"[106]. Король, что было ему не свойственно, крайне спокойно выслушивал говорящего, дабы точно узнать что ему требуется, "в нём пробуждался дух справедливости, стремление узнать истину, даже когда он бывал разгневан, - и так было до конца его жизни"[107], но, мы уже знаем положение дел по поводу истины в отношении короля - даже если бы он пытался у него бы вряд ли получилось, ведь для этого нужны мозги, а не ходячие энциклопедии с ушами и ртом за спиной.

Раз уж мы начали говорить о правах, то остановимся ненадолго о праве наследования - droit de survivance - на места государственных секретарей, и только на госсекретарей, ибо король дал себе зарок ни на какую другую должность больше прав не давать - и баста!"вот почему мы нередко видели, что совершенно неопытные новички, чуть ли не дети, занимали эти ответственные места, и иногда, вполне самостоятельно, тогда как для занятия должностей меньшей важности на это нечего было и надеяться"[108], поэтому основным принципом, которым здесь руководствовался Людовик, был его собственный вкус и такое качество, как посредственность человека. И таким порядком вещей король был крайне доволен, хлопая в ладоши от счастья с улыбкой во все свои 32 белых. Ведь он считал, что воспитывает их, честно верил в эту иллюзию, которую сам себе и создал. Эти люди нравились ему безмерно именно из-за их невежества, и чем оно было больше, тем больше Людовик любил их и доверял им, и пускай иногда оно было наигранно - не важно, главное, что всё хорошо. Чем бы дитя не тешилось, только бы не вешалось, честное слово. Искусству угрожают два чудовища: художник, который не является мастером, и мастер, который не является художником.

В итоге в обществе господствовал не ум, как должно было быть по идее, а невежество и его отсутствие. И человеку умному было огромное горе, от его же ума, потому что его судьба была бы тогда решена. Театр абсурда, как минимум. Вместо того, чтобы стремиться к совершенству, король тянул всех в низ, а общество ему потакало и мечтало о мягкой подстилке поближе к его ночному горшку любой ценой.

Хотелось бы привести очень длинную, но абсолютно к месту, цитату из сказки Ганса Христиана Андерсона "Новый наряд короля", которая подходит под наше повествование настолько, что я не прощу себе, если остановлюсь: "Много лет назад жил-был король, который страсть как любил наряды и обновки и все свои деньги на них тратил. [ .] На каждый час дня был у него особый камзол, и как про королей говорят: "Король в совете", так про него всегда говорили: "Король в гардеробной". Город, в котором жил король, был большой и бойкий, что ни день приезжали чужестранные гости, и как-то раз заехали двое обманщиков. Они сказались ткачами и заявили, что могут выткать замечательную ткань, лучше которой и помыслить нельзя. И расцветкой-то она необыкновенно хороша, и узором, да и к тому же платье, сшитое из этой ткани, обладает чудесным свойством становиться невидимым для всякого человека, который не на своем месте сидит или непроходимо глуп. "Вот было бы замечательное платье! - подумал король. - Надел такое платье - и сразу видать, кто в твоем королевстве не на своем месте сидит. А еще я смогу отличать умных от глупых! Да, пусть мне поскорее соткут такую ткань!" И он дал обманщикам много денег, чтобы они немедля приступили к работе. Обманщики поставили два ткацких станка и ну показывать, будто работают, а у самих на станках ровнехонько ничего нет. [ .] "Хорошо бы посмотреть, как подвигается дело!" - подумал король, но таково-то смутно стало у него на душе, когда он вспомнил, что глупец или тот, кто не годится для своего места, не увидит ткани. И хотя верил он, что за себя-то ему нечего бояться, все же рассудил, что лучше послать на разведку кого-нибудь еще. Ведь весь город уже знал, каким чудесным свойством обладает ткань, и каждому не терпелось убедиться, какой никудышный или глупый его сосед. "Пошлю к ткачам своего честного старого министра! - решил король. - Уж кому-кому, как не ему рассмотреть ткань, ведь он умен и как никто лучше подходит к своему месту!" И вот пошел бравый старый министр в зал, где два обманщика на пустых станках работали. [ .] А обманщики приглашают его подойти поближе, спрашивают, веселы ли краски, хороши ли узоры, и при этом все указывают на пустые станки, а бедняга министр как ни таращил глаза, все равно ничего не увидел, потому что и видеть-то было нечего. "Господи боже! - думал он. - Неужто я глупец? Вот уж никогда не думал! Только чтоб никто не узнал! Неужто я не гожусь для своего места? Нет, никак нельзя признаваться, что я не вижу ткани!" [ .] И вот уж весь город заговорил о том, какую великолепную ткань соткали ткачи. А тут и сам король надумал посмотреть на нее, пока она еще не снята со станка. С целой толпой избранных придворных, среди них и оба честных старых чиновника, которые уже побывали там, вошел он к двум хитрым обманщикам. Они ткали изо всех сил, хотя на станках не было ни нитки.

Страницы: 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Наполеон
Наполеон был сыном мелкого дворянина с итальянского острова Корсика, только за три месяца до его рождения ставшего владением Франции. Отец поместил мальчика на казенную стипендию в одно из французских военных училищ, а в пятнадцать лет Наполеон поступил в парижскую военную школу, где подготавливались офицеры для армии. Наполеон рос угрю ...

Социальная политика.
B 1714 г. был издан Указ o единонаследии, по которому дворянское поместье уравнивалось в правах c боярской вотчиной. Указ знаменовал окончательное слияние двух сословий феодалов в единый класс. C этого времени светских феодалов стали называть дворянами (помещиками или шляхтой на польский манер). Указ o единонаследии предписывал передава ...

Период административно-командной экономики
Более полувека наша страна жила в условиях господства административно-командной экономики. Наиболее характерными чертами, созданной в 30-е годы такой системы стали тотальные огосударствление экономики и общественной жизни, всеобщая бюрократизация, подавление демократии и массовые репрессии. Если В.И. Ленин рассматривал обобществление п ...

   
Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.fullistoria.ru