Жизненный путь Сен-Симона
Страница 1

История » Придворное общество Франции по мемуарам герцога Сен-Симона » Жизненный путь Сен-Симона

"

Страшно, когда человек, не желая осознавать своей неспособности угнаться за временем, выносит приговор времени, а не себе"

А. Макаревич "Сам овца"

Если мы вдруг решим узнать или просто полюбопытствовать насколько фамилия "Сен-Симон" известна во Франции, то можно даже не вставать со стула, а набрать в любом французском поисковике и увидеть, что однозначно, знают, а ещё уважают и помнят, и знают очень многие и для большинства французов она в первую очередь ассоциируется именно с Луи де Рувруа, герцогом Сен-Симоном, известным мемуаристом, автор подробнейшей хроники событий и интриг версальского двора Людовика XIV. Был у него конечно и брат, но это не нашла история, хотя и он оставил в ней заметный след.

Родившись 16 января 1675 г. в семье Версальского вельможи, Сен-Симон получил своё родовое имя, известное нам как "де Рувруа", а заодно и оказался сыном дальнего родственника Конде, одного из фаворитов выше упоминаемого Людовика XIII - уж ли не совпадение ли это?

Возможно, но более забавным и интересным с точки зрения его дальнейшей "придворной" судьбы является то, что его крёстными родителями стали король и королева - вот уж поистине удача для маленького Луи, который уже в пелёнках был обречён (или же всё-таки балован) на проведение всей своей жизни при дворе, Версале и всех этих "чарах" и "соблазнах", которыми так богат королевских двор (а точнее сказать - пронизан вдоль и поперёк). Так что нет ничего удивительного в том, что Сен-Симон тяготел ко всей этой королевской атмосфере, так называемой жизни, окружению, оболочке красоты и состоятельности, к которым он и стремился так неудержимо.

Есть много способов сделать карьеру, но самый верный из них - родиться в нужной семье, как и сделал Луи, но даже это ему не помогло, как видно из последующей истории его жизни.

Двор для него стал смыслом жизни, что и не удивительно - путь ему был заказан, положение забронировано, а мягкая постель заранее застелена - оставалось лишь протянуть руку и взять, да только не уронить ненароком, о Боже.

Вот было бы ему горе, родись он в семье прислуги - он бы умер от разрыва сердца, жадно поглощая лишь глазами всю эту придворную метафизику, до которой его бы никогда не допустили. Так что воздадим хвалу, как всегда поступают счастливые детки-баловни судьбы, дорогим родителям, вовремя оказавшимся в нужном месте и в нужное время в нужной жизни, или, скажем, в судьбе, и двинемся дальше - у Луи де Рувруа ещё много идей на уме (что не удивительно - дворец, двор, вельможи - ну как же тут не подсуетишься и не примкнешь ко всему этому великолепию?)

Успехи при дворе были его постоянной заботой, даже в какой-то мере смыслом жизни, ибо смысл жизни при дворе было найти так же сложно, как и изменить - что уж тут говорить об индивидуальности и оригинальности? Воздадим должное герцогу, который сумел-таки найти свою нишу и смог, как мы увидим в дальнейшем, в ней удержаться. И пускай это не та ниша, в какой бы он хотел оказаться, ведь главное - это её занять.

Он и провел почти всю жизнь при дворе, знал его досконально, изучил его сложную структуру, в основу которой был положен строгий иерархический принцип, эту структуру всячески оберегал, ополчаясь на любые посягательства на нее, и ею восхищался[11]. Искренне печалился, когда замечал, что заведенный издавна придворный этикет дает трещины, искренне веря в непоколебимость его принципов и его же бессмертность, не зная, наверное, что ничто не вечно под луной. Хотя так всегда и получается в мире: и масло было раньше жирнее, и квас слаще.

И, как и следовало ожидать, Клод де Рувруа сразу же решил ввести сына в королевское окружение, исходя из принципа - чем быстрее тем лучше. Авось и приживётся парнишка. Но вот незадача - Людовик не воспылал горячими чувствами к Луи - слишком уж молод, не удался ростом и слабовато выглядит, хотя все эти отговорки были чрезвычайно банальны - проще было бы открыто сказать о нежелании принимать в своё общество непонятное дитя, пускай и хороших родителей - Луи по праву можно было называть "чужаком", потому что никто и никогда во все времена не любил сыновей отцов - дочерей матерей, которых за ручку приводили в покои и представляли влиятельным лицам, ища их благословления и любви.

Про болезненный вид Сен-Симон мог бы возразить - родители постарались дать сыну то воспитание, какое полагалось тогда дворянину. Отец кормил Луи сказками о том, что во времена Людовика XIII "и масло было жирнее, и хлеб вкуснее" (и уж простите за повторение, но как уж тут удержаться, прямо-таки ирония судьбы), когда честь была синонимом знати и каждый знал своё место, словом - воспитывал сына на добрых старых сказках, которые вроде бы и не испортили психику ребёнка, но зато даровали ему глупую веру в лучшее в людях и справедливость в обществе, чего не было и быть не могла в те времена во Франции, да и не будет никогда, как ни крути.

Мать всячески поддерживала честолюбивые замыслы сына, она хотела и даже требовала от него, чтобы он непременно добился заметного положения в свете, стал "кем-нибудь", создал "нечто не совсем заурядное"[12]. Шарлотта, как и свойственно любой матери, считала своего сына самым лучшим и самым умным, достойным только лучшего - возможно благодаря этому и бежит самомнение Сен-Симона впереди него самого, сообщая за километр: "Сен-Симон идёт, посторонись!". Как раз-таки она-то и ориентировала его на то, чтобы продвигаться в жизни самому, рассчитывая только на свои силы, а в сторонке любила замолвить словечко за любимого сына, прося снисхождения и лучшего отношения.

Страницы: 1 2 3

Фёдор Годунов – правитель
Правление Фёдора Годунова считается самым коротким в истории России – оно продолжалось всего 49 дней. Достигнув венца сомнительным путём, Борис Годунов был всё же царём законным, поэтому сын его – Фёдор унаследовал право на престол тоже законно. Борис Годунов сразу после своего избрания царём позаботился о продолжении своей династии. О ...

Заключенние
При Владимире произошло великое событие в русской истории – Русь приняла христианство. В X веке язычество господствовало среди большинства населения, верховным был бог войны – громовержец Перун. Но среди киевских дружинников уже были христиане. Христианкой была княгиня Ольга, хотя ее сын Святослав оставался язычником и подвергал гонения ...

Галич-Львовская операция: сражение на реке Золотая Липа 26–28 августа
3-я австрийская армия обретала форму между Львовом и Самбором – в шести-семи переходах от границы. Русские, ожидавшие встретить противника на линии Сокаль – Броды – Тарнополь, поняли, что австрийское развертывание отнесено к западу, только между четвертым и пятым днями операции, то есть 23–24 августа. В свою очередь, австрийцы насчитали ...

   
Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.fullistoria.ru