Заключение и ратификация Брестского мирного договора
Страница 3

История » Российско-германские отношения 1917-1918 гг. » Заключение и ратификация Брестского мирного договора

Однако в это время в правящих кругах Германии по вопросу о мирных переговорах с Советской Россией взяла верх «военная партия» во главе с генералом Э. Людендорфом, г. М. Гофманом и фельдмаршалом Гинден-бургом. Они требовали, чтобы России были предъявлены в ультимативной форме аннексионистские условия мира. Э. Людендоф потребовал немедленно опубликования заявления германского правительства о том, что оно больше не считает себя связанным принятыми им ранее советскими условиями мира. Германское правительство приняло требование Э. Людендорфа и «военной партии» и 3 января выступило с заявлением, в котором отвергло советское предложение о переносе переговоров в Стокгольм. 17 января в письме Гинденбургу канцлер Герлинг обещал верховному командованию, что в дальнейшем в переговорах с русскими будет занята «очень твердая позиция» и что советской делегации будет разъяснено: «отступление с нашей стороны от сделанных нами контрпредложений исключается». Позиция германской делегации была поддержана представителями Четверного союза на возобновившейся 27 декабря 1917 г. (9 января!918г) мирной конференции. 1(14) января 1918г. фон Кюльман предложил советской делегации германские условия мира: войска Германии и ее союзников остаются в оккупированных ими Российских областях. Для уточнения своих территориальных притязаний ген. М. Гофман положил на стол карту, где была обозначена линия, определяющая западные границы Советской России, проходящая к северу от Брест-Литовска. «Я оставляю карту на столе, - добавил генерал, - и прошу присутствующих с ней ознакомиться». Линия границы, предложенная Германией, отрезала от России более 150 тыс. верст. После выступления М.Гофмана стало очевидно, что Германия намерена предъявить ультиматум. «Мирные переговоры в Брест - Литовске, - писал В. И. Ленин 7 (20)января 1918г. о германских условиях,- вполне выяснились в настоящий момент, к 7 января 1918г., что у германского правительства взяла верх «военная партия», которая по сути дела уже поставила России ультиматум. Ультиматум этот таков: либо дальнейшая война, либо аннексионистский мир». Сославшись на создавшуюся ситуацию, советская делегация потребовала 10 дневного перерыва и выехала из Брест-Литовска для доклада Советскому правительству. В связи с позицией, занятой Германией, Советское государство должно было решать вопрос огромной важности: как быть дальше - заключать или не заключать мир на предложенных немцами условиях. В руководящих органах страны по этому вопросу не было единства. В.И. Ленину приходилось вести в ЦК партии упорную борьбу за немедленное заключение сепаратного мира на предложенных германской стороной условиях. 8 (21) января на совещании членов ЦК с большевиками - делегатами III Всероссийского съезда Советов около половины его участников голосовали за объявление «революционной войны» Германии, ярыми сторонниками которой в партии были «левые коммунисты» во главе с Бухариным. Около четверти присутствовавших поддержало линию Троцкого - «объявить состояние войны прекращенным, армию демобилизовать, но мира не подписывать». (Троцкий осознавал полную неспособность России к ведению войны, но, в то же время, считал недопустимым заключение мира со странами Четверного союза на их условиях диктуемых Германией. Он был убежден в необходимости доказать европейскому пролетариату, что Россия только под давлением силы отказывается от принципов демократического мира). И только около четверти участников совещания поддержали ленинское предложение. На заседании ЦК 11 (24) января «левые коммунисты», являвшиеся сторонниками объявления «революционной войны» Германии остались в меньшинстве». Против революционной войны» с резкой критикой выступил В.И. Ленин, считавший, что этим шагом «мы пробудим в Германии революцию. Германия еще «беременная революция», а у нас уже родился вполне здоровый ребенок - социалистическая республика, которого мы можем убить, начиная войну». Тем самым он давал понять о необходимости скорейшего заключения мира на германских условиях, с целью сохранения завоеваний Октября. «Если немцы начнут наступать, то мы будем вынуждены подписать всякий мир, а тогда, конечно, он будет худшим. Для спасения социалистической республики 3 миллиарда контрибуций не слишком дорогая цена». Таким образом, намечался отход от демократических требований большевиков, провозглашенных в «Декрете о мире»: ни аннексий, ни контрибуций, что подтверждало о номинальном характере документа. В ответ на это заявление выступил Бухарин, сославшись на то, что «сохраняя свою социалистическую республику, мы проигрываем шанс международного движения, пусть немцы нас бьют, мы заинтересованы лишь в том, как это отразится на международном движении». Разгорелись прения. В конечном итоге, Бухарин высказался за необходимость затягивания переговоров, не подписывать мир, т.к. «этим будоражим западноевропейские массы». В поддержку линии Бухарина выступил Урицкий, который в свою очередь также предлагал поддержать предложения Троцкого, выступивший к тому же против «революционной войны», посчитав ее нереальной в данных условиях, и за оттягивание переговоров. Неприемлемым лозунгом «революционной войны» счел И.В. Сталин. Возражал он и против позиции Троцкого. Он говорил, что «революционного движения на Западе нет», что «наступать Германия сможет, что, принимая позицию Троцкого «мы создаем наихудшие условия для движения на Западе», т.к. для проведения социалистических реформ, которые бы будоражили бы Запад, у нас нет ни времени, ни средств» , - поэтому он высказался за предложение В.И. Ленина: заключение мира на германских условиях. В ходе разгоревшихся дебатов по вопросу о войне и мире к окончательному решению не удалось придти. Большинство ЦК (9человек) одобрили тактику Троцкого, которая, в конце концов, должна была привести к срыву мирных переговоров. В создавшейся обстановке Ленин добился того, что на этом заседании было принято решение о затягивании мирных переговоров, которое стало руководящей линией партии в вопросе о войне и мире. 17 (30) января 1918г. возобновилось заседание мирной конференции в Бресте. В ходе переговоров 27января (9февраля) 1918г. фон Кюльманом было сделано заявление, о том что «нельзя бесконечно затягивать мирные переговоры», напомнив содержание немецких требований, он подчеркнул, что принятие их Россией является необходимым условием для заключения мира. Фактически это был ультиматум.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Киевская Русь и Золотая Орда. Причины завоевания русских княжеств монголо-татарами
Русское государство, образованное на границе Европы с Азией, достигшее своего расцвета в 10 - начале 11 века, в начале 12 века распалось на множество княжеств. Этот распад является одним из факторов, приведших к поражению русских в борьбе с монголо-татарами. Внутриполитические причины феодальной раздробленности . Законодательство опреде ...

Воцарение Лжедмитрия II
Поражение Болотникова не вылилось в торжество Шуйского. Необходим был лишь новый центр притяжения оппозиционных сил, и он скоро явился в лице нового Лжедмитрия, обосновавшегося в Стародубе. Вокруг самозванца объединились разные силы. Инициаторами интриги выступили бывшие сторонники Лжедмитрия I. К ним примкнули уездные дворяне и служил ...

Мексиканская авантюра Наполеона III
В начале 1862 года, в то время, когда Соединенные Штаты были парализованы Гражданской войной, французский император Наполеон III попытался создать в Мексике империю, управляемую марионеточным правителем эрцгерцогом Максимилианом Австрийским. За последовавшие пять лет войны погибли около 300 тысяч мексиканцев и французские планы потерпел ...

   
Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.fullistoria.ru