Становление Ивана IV, как русского царя. Семибоярщина
Страница 1

История » Иван Грозный. Миф и реальность » Становление Ивана IV, как русского царя. Семибоярщина

Иван родился 25 августа 1530 года в семье великого князя Василия III. Согласно легенде, во всем царстве в час рождения младенца будто бы разразилась страшная гроза. Гром грянул среди ясного неба и потряс землю до основания. Казанская ханша, узнав о рождении нового царя, объявила московским гонцам: «Родился у вас царь, а у него двои зубы: одними ему съесть нас (татар), а другими вас». Известно еще очень много других знамений и пророчеств о рождении Ивана, но все они были сочинены задним числом.[1]

Ивану едва исполнилось три года, когда отец его Василий III занемог и вскоре умер. Завещание великого князя не сохранилось, и до настоящего времени не известно в точности, каковой была его последняя воля. В Воскресенской летописи 1542 года можно прочитать, что Василий III благословил «на государство» сына Ивана и вручил ему «скипетр великой Руси», а жене приказал держать государство «под сыном» до его возмужания. При Иване в 50-х годах летописцы стали утверждать, будто великий князь вручил скипетр не сыну, а жене, которую считал мудрой и мужественной, с сердцем, исполненным «великого царского разума». Иван IV любил свою мать, и в его глазах имя ее окружено было особым ореолом, поэтому неудивительно, что царские летописи рисовали Елену законной преемницей Василия III. Со временем летописная традиция трансформировалась, и Елена Глинская превратилась в носительницу идей централизованного государства, защитницу политики Ивана, твердо противостоявшей проискам реакционного боярства.

Если от официальных летописей обратиться к неофициальным источникам, то история прихода к власти Глинской предстанет в совсем ином освещении. Осведомленный псковский летописец записал, что Василий III «приказа великое княжение сыну своему большому князю Ивану и нарече его сам при своем животе великим князем и приказа его беречи до пятнадцати лет своим боярам немногим». Если верить псковскому источнику, великий князь передал власть боярскому совету, Елена же узурпировала власть, законно принадлежавшую опекунам. Какая же версия — официальная или неофициальная — верна? Вероятно, ответ на этот вопрос заключен в самых ранних летописях, составленных очевидцем последних дней Василия III.

.Великий князь смертельно занемог на осенней охоте под Волоколамском. Услышав от врача, что положение его безнадежно, Василий III велел доставить из столицы завещание. Гонцы привезли духовную грамоту, «от великой княгини крыющеся». Когда больного доставили в Москву, во дворце начались бесконечные совещания об «устроенье земском». На совещаниях присутствовали советники и бояре. Но ни разу великий князь не пригласил «жену Олену». Объяснение с ней он откладывал, до самой последней минуты. Когда наступил кризис . и больному осталось жить считанные часы, советники стали «притужать» его послать за великой княгиней и благословить ее. Вот когда Елену пустили, наконец, к постели умирающего. Горько рыдая, женщина обратилась к мужу с вопросом о своей участи: «Государь великий князь! На кого меня оставляешь и кому, государь, детей приказываешь?» Василий отвечал кратко: «Благословил я сына своего Ивана государством и великим княжением, а тобе есми написал в духовной своей грамоте, как в прежних духовных грамотах отцов наших и прародителей по достоянию, как прежним великим княгиням». Елена хорошо уразумела слова мужа. Вдовы московских государей получали «по достоянию» вдовий удел. Так издавна повелось среди потомков Калиты. Елена плакала. «Жалостно было тогда видеть ее слезы, рыдания»,- печально завершает очевидец свой рассказ.[2]

Слова московского автора подтверждают достоверность псковской версии. Великий князь передал управление боярам, а не великой княгине. Василию III перевалило за 50, Елена была лет на 25 моложе. Муж никогда не советовался с женой о своих делах. Красноречивым свидетельством тому служила их переписка. Перед кончиной Василий III не посвятил великую княгиню в свои планы. Он не доверял молодости жены, мало надеялся на ее благоразумие и опыт. Но еще большее значение имело другое обстоятельство - вековые обычаи не допускали участия женщины в делах правления.

Страницы: 1 2

Заключение.
Лжедмитрий сослужил свою службу, к которой предназначался своими творцами, уже в момент своего воцарения, когда умер последний Годунов — Федор Борисович. С минуты его торжества в нем боярство уже не нуждалось. Он стал как бы орудием, отслужившим свою службу и никому более не нужным, даже лишней обузой, устранить которую было бы желатель ...

Предшественники Киевского государства
Огромная территория будущего Киевского государства никогда не была незаселенной. Уже за тысячу и больше лет до нашей эры греческие историки упоминают о многочисленных племенах и народах, населявших обширные пространства на север от Черного моря и северо-восток от Дуная. Греки, имевшие колонии на берегах Черного моря, поддерживали отноше ...

Русское государство в конце XVI - начале XVII века
Постоянное напряжение в стране, связанное с перманентными войнами, давало о себе знать. Казанская кампания, Ливонская война потребовали больших средств, что вызвало финансовый кризис. Опустели запашные земли, пострадали торгово-посадские круги. Глубокое вмешательство в стабильное состояние земельного фонда, перераспределение в период пр ...

   
Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.fullistoria.ru