Начало Смуты
Страница 1

История » Значение правления Бориса Годунова для русской истории » Начало Смуты

В 1603 году разнёсся слух, что якобы последний сын царя Ивана Грозного, Дмитрий жив. Россияне были поражены. Вскоре узнали, что имя мнимого царевича Юрий Отрепьев. Он был сыном бедного боярина из Галича, Богдана-Якова, стрелецкого сотника, убитого в Москве пьяным литовцем, когда Юрий был ещё ребёнком. Отрепьев – отец служил у князя Бориса Черкасского. Юрий был умён, знал грамоту, но имел мало благоразумия. Следуя примеру деда – Замятина-Отрепьева, он стал иноком. Постриженный вятским игуменом Трифоном, и названный Григорием, этот юный чернец скитался по России – жил в Суздале, в Галицкой области. Григорий был лучшим книжником того времени. Он часто ездил с патриархом Иовом в столицу, видел царскую пышность, которая его пленила. Григорий слышал об убийстве Дмитрия: семя пало на подготовленную почву. Он изучал русские летописи и нередко в шутку говорил своим друзьям – монахам: «Знаете ли вы, что я буду царём в Москве?». За ересь Григория хотели сослать в Белоозеро, но он вместе с двумя другими иноками Мисаилом и Леонидам сбежал из монастыря.

О личности Лжедмитрия I историки спорят по сей день. Есть мнение, что Григорий Отрепьев и объявившийся Лжедмитрий I, не одно и то же лицо. Некоторые даже не отвергают мысли, что самозванец мог и не быть самозванцем, то есть Лжедмитрий мог быть и настоящим, спасшимся царевичем. Но, конечно, это не доказуемо, и существует множество всяких гипотез.

Бродяги-иноки были тогда обычным явлением. Григорий с товарищами благополучно добрался до Новгорода – Северского, где Отрепьев оставил записку архимандриту Пафнутию: «Я, царевич Дмитрий, сын Иоаннов, и не забуду твоей ласки, когда сяду на престол отца моего!». Архимандрит ужаснулся, не знал, что делать, и решил молчать.

Таким образом, в первый раз открылся самозванец ещё в пределах России. Он избрал надёжнейший путь к цели – Литву! В этой стране всегда благосклонно относились к недругам России и, особенно к тем, кто ей изменял. Здесь помнили князей Иоанна Шемякина, Иоанна Верейского, Михаила Тверского, Андрея Курбского.

Григорий благополучно добрался до Литвы. В Киеве он нашёл защиту в лице знатного воеводы Василия Острожского. Отрепьев жил сначала в Печёрском монастыре, а затем в Никольском, во всех монастырях справлял службу дьякона, но постепенно нарушал устав воздержания и целомудрия. Он распространил молву о спасении и тайном пребывании Дмитрия в Литве. У донских казаков Отрепьев учился воинскому делу. Вскоре он перешёл на службу к князю Адаму Вишневецкому, который жил тогда в Брагине. Вскоре он открылся князю, что он никто иной, как спасённый сын Иоанна Грозного, и в доказательство показал дорогой крест, возложенный на него при рождении князем Иоанном Мстиславским. Так, заручившись поддержкой влиятельного князя, самозванец начал действовать. Григорию построили великолепный дом, его самого нарядили в богатые одежды и по всей Литве распространили слух о чудесном спасении сына русского царя. У Лжедмитрия, как у настоящего царевича, на лице была бородавка и одна из рук короче. Королю Польши Сигизмунду III Ваза донесли о «чудесном воскрешении» Дмитрия. Вместе с сандомирским воеводой Юрием Мнишеком и князем Вишневецким Отрепьев в 1603 или 1604 году явился в Краков. Его принял король Сигизмунд. Лжедмитрию было выделено жалованье 40 тысяч золотых в год. Отрепьев написал Папе Римскому Клементу VIII письмо, в котором просил быть его искренним покровителем.

Отрепьев стал собирать войско. Первым его поддержал Мнишек, дочь которого Марину новоявленный царевич обещал взять в жёны. Григорий дал письменное обязательство выполнить обещание после восхождения на московский престол.

Донские удальцы сели на коней, чтобы присоединиться к толпам самозванца. Между тем, усердный слуга Лжедмитрия пан Михайло Ратомский, остергский староста, через своих лазутчиков и двух русских монахов, вероятно, Мисаила и Леонида (друзей Отрепьева), поднимал на защиту Лжедмитрия юг России. Везде подкидывали грамоты от имени царевича Дмитрия. Борис Годунов узнавал о самозванце из разных источников. С большим удивлением выслушивал он сообщения своих тайных агентов из Литвы. Умный Борис не мог не оценить Григория Отрепьева – человека без рода и племени, который сумел заставить поверить в себя польских вельмож. Естественно Борис ни на секунду не верил в чудесное спасение царевича. Дмитрий был зарезан днём, при свидетелях, его тело лежало в церкви, куда приходило множество людей, часто видевших мальчика. Никаких сомнений никто тогда не высказывал. Но бояре заметили: могущественный Борис сразу занервничал. Слух о призраке его пугал. Царь начал искать измену. В Москву привезли бывшую царицу – инокиню Марфу, мать Дмитрия. Царь просит её объявить народу, что Дмитрий мёртв, но Нагая ничего не могла сказать толком, и отвечала весьма странно. Видимо до неё уже дошли слухи о самозванце. Тогда было приказано Василию Шуйскому выступить перед народом. Он объявил с Лобного места, что видел собственными глазами мёртвого царевича и весь Углич видел его мёртвым во время отпевания в церкви, а взявший себе его имя Гришка Отрепьев – попросту вор. И патриарх Иов тоже убеждал людей. Но толпа угрюмо молчала – хотела чуда. Была обнародована история беглеца – Отрепьева. К вельможам Сигизмунда был послан дядя Григория Отрепьева, чтобы изобличить самозванца на месте. К донским казакам из России послали воеводу Хрущёва с той же целью. Но грамоты и слова не действовали. Хрущёва казаки заковали и привезли самозванцу. Когда пленник глянул на «царевича», он тут же залился слезами и пал на колени, воскликнув: «Вижу Иоанна в лице твоём: я слуга твой навеки!». С Хрущева сняли оковы, и он стал первым изменником среди высших чинов России. 16 октября 1604 года Лжедмитрий вступил в пределы России. У него было полторы тысячи исправных воинов, кроме того, до двух тысяч казаков и большая толпа кое-как вооружённых людей. Григорий шёл с мечом и манифестом. Он обещал мир, спокойствие, убеждал россиян оставить хищного Годунова. Вместе с тем, Мнишек от имени короля и вельможных панов оповестил всех, что они, убеждённые доказательствами, признали Дмитрия истинным князем московским.

Страницы: 1 2 3

Политика Ермолова
Итак, когда Ермолов появился на Кавказе, он стал доносить, что "горские народы примером независимости своей в самих подданных вашего императорского величества порождают дух мятежный и любовь к независимости". Ермолов предложил перейти к активным наступательным действиям в глубь территорий горских народов — не столько для рассе ...

Политическая демонстрация в Сормове
В 1902 г. особенно крупными выступлениями рабочих были первомайская демонстрация в Сормове (близ Нижнего Новгорода) и забастовка в Ростове-на-Дону. В Сормове 1 мая на улицу вышло до 5 тыс. рабочих. Группа демонстрантов с пением революционных песен прошла по главной улице Сормова. Молодой рабочий Петр Заломов нес красное знамя. Демонстр ...

Упадок Испании
Сокращение промышленного производства, начавшееся около середины XVI в., завершилось к концу XVI — началу XVII в. глубоким упадком промышленности. В Толедо закрылась большая часть шерстоткацких и шелкоткацких мастерских. В Гранаде почти полностью прекратилось производство шелка, а в Сарагосе — сукон. В Куэнке уцелели 3—4 мастерские суко ...

   
Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.fullistoria.ru