Незамеченные итоги Кавказской войны
Страница 3

История » Особенности утверждения геополитических позиций России на Северном Кавказе » Незамеченные итоги Кавказской войны

Будучи имамом, Шамиль гораздо жестче управлял горцами. Он применял «беспощадные кары» за любые проступки, и впоследствии рассматривал прежнюю жестокость как «печальную необходимость» для поддержания общественно-политической стабильности (88). В этом русская власть сохранила преемственность, но учла существовавшие особенности. Меры же твердости, как предполагалось, «дадут время и средства» для того, чтобы удержание горцев в покорности военной силой сменилось владычеством, основанным на нравственной силе (89).

Но поддержание внешнего государственного порядка в таких условиях требовало содержания на северо-кавказской окраине многочисленных штатов администрации и военных подразделений, что привело к образованию значительной прослойки чиновников и военных, в некоторых районах она достигала 7-8% (90). В связи с этим расходы на управленческий аппарат достигали 61% от общих (91), только частично возмещавшиеся податными сборами с подвластного населения.

Но именно такое мощное государственное присутствие в этом сложном полиэтническом регионе заставляло даже западноевропейскую прессу писать о том, что после присоединения края к России, она впервые за многие века «принесла сюда успокоение», положив «начала мирному преуспеванию» (92).

Тем не менее, в этих оценках есть доля преувеличения. Полного замирения в крае тогда достигнуто не было. Время от времени, хотя и в намного меньших размерах, возникали межнациональные конфликты. Но численность присоединенного населения стала неуклонно возрастать (93). Это указывает на благотворность и стабилизирующее значение российских государственных ограничений, а как установлено в начале XX века достаточно авторитетной австрийской школой нациологии рост народонаселения – важнейший показатель этнического развития (94). Местные народы после вхождения в состав России сохранили «сплошную Территорию и традиционный экономический уклад».

Системная совмещенность российских ограничений в военно-народном управлении с гарантиями невмешательства во внутренние дела, свидетельствует о том, что внутренняя стабилизация достигалась при помощи не подавления, как принято думать, а политического компромисса, предложенного всеем горцам, несмотря на военное поражение непреклонных последователей теократической доктрины. Предполагалось, что большинство горцев со временем все же признают Россию своим отечеством. Именно гражданское приобщение и было конечной целью этого компромисса.

Его условия, хотя и не сразу, принял сам прославленный имам, вдохновитель газавата с иноверной православной державой. После сдачи Шамиля в плен 25 августа 1859 года российское правительство признало все его заслуги. Все мюриды, перешедшие еще до этого на русскую сторону, тут же «получали полное прощение» и с доверием принимались при желании на службу, а оставшиеся до конца непримиримыми были отпущены на «свободное жительство» в аулах с личным оружием, чтобы не унижать их достоинства, впрочем, оно было оставлено и имаму и с ним он предстал перед наместником, а потом и перед российским монархом.

Встреча с Александром II, состоявшаяся 15 сентября 1859 года, во время которой царь обошелся с ним на удивление великодушно, и заверил, что Шамиль не будет раскаиваться в сдаче в плен, особенно глубоко тронула имама. Он начинал понимать, что находится «не во враждебной…, а в дружественной стране» (95). Ему был построен дом в г. Калуге, назначалось весьма приличное содержание. И такое обхождение было не только с ним. Шамиль видел и других сосланных горцев, которые «ходили на свободе, получали также от государя содержание, занимались вольной работой и жили своими домами» и до глубины души раскаивался, что не так содержал русских пленных (96). Шамиль убедился, что на него никто не сердится и не желает зла, даже мальчишки, а на Кавказе, по его утверждению, в таком же положении «закидали бы… грязью,…прибили бы…и даже убили…» (97). На заданный кем-то вопрос: «Отчего Вы так упорно не сдавались?»,-искренне ответил: «Да, я жалею, что не знал России и что ранее не искал ее дружбы» (98). Через семь лет пребывания в России 26 августа 1866 года Шамиль со всей семьей при полном соблюдении норм и обычаев Шариата присягнул ей на верное подданство, после чего как и все проходившие через этот обряд, в том числе и целые народы, считался уже соотечественником (99). Это опиралось на соответствующие правовые нормы, содержавшиеся в своде законов Российской империи.

Страницы: 1 2 3 4 5

Вывод
В Европе русская дипломатия вела взвешенную и расчетливую политику, поддерживая равновесие си и добиваясь сохранения мира. Напротив, на Дальнем Востоке политика российского правительства была не столь продуманной. Начавшаяся уже в ⅩⅩ веке русско-японская война, захватническая с обеих сторон, вызревавшая из противоречий держа ...

Экономическая экспансия в Маньчжурии. На пути к русско-японскому конфликту
В 1896г. был заключен договор между Россией и Китаем об оборонительном союзе против Японии. Одно из его условий предусматривало строительство последнего участка транссибирской магистрали через китайскую территорию, что сокращало путь из Забайкалья во Владивосток на 514 верст. На строительстве были заняты, в основном русские рабочие, охр ...

Страна после смерти Ивана Грозного и правление Фёдора Иоанновича.
Московское государство на рубеже IVI - IVII веков переживало тяжелый политический и социально-экономический кризис, который особенно проявлялся в положении центральных областей государства. В результате открытия для русской колонизации обширных юго-восточных земель среднего и нижнего Поволжья, туда устремился из центральных областей го ...

   
Copyright © 2021 - All Rights Reserved - www.fullistoria.ru