Германцы на пороге государственности. Попытки римско-германского сотрудничества и сосуществования
Страница 2

История » Римско-германское противостояние в IV в. н.э. » Германцы на пороге государственности. Попытки римско-германского сотрудничества и сосуществования

По сравнению с презрительным отношением Рима более ранних веков к германцам факт браков между варварами на римской службе и членами императорского дома явился большим шагом вперед в деле слияния Империи и Барбарикума, однако говорить о «диалектическом скачке»[234], например, готов, произошедшем в III–IV вв., с чем солидаризуется Ю.К. Колосовская[235] вряд ли правомерно. Изменения были действительно очень велики, но они были подготовлены столетиями взаимодействия с Империей, а резкое изменение статуса варваров, прослеживаемое по источникам объясняется только темпом событий последней четверти IV в. и нежеланием Империи серьезно воспринимать германцев (не считая борьбы против их набегов) вплоть до середины IV в. Долго подготавливаемые результаты всестороннего развития варваров были оформлены на полях сражений в исторически короткий срок, поэтому возникает ощущение взрыва активности.

Под впечатлением от резко изменившейся обстановки находились и писатели IV в., которые встали перед вопросом о приемлемости и необходимости принятия германцев в римскую «семью народов». В итоге образовалось два течения[236], одно с явно прогерманскими взглядами (Фемистий, Пакат), то есть поддерживающее политику Феодосия по привлечению германцев к управлению Империей, другое (Синесий) резко отрицательно относящееся к самому факту присутствия варваров в римской системе власти и призывающее к обороне от них всеми силами с помощью мобилизации в армию коренного населения Романии[237]. При Феодосии были ликвидированы последние остатки веротерпимости, и влияние языческих группировок, отстаивавших чистоту Рима и античного наследия, сошло на нет. Особую позицию занимали представители различных направлений в христианстве, для которых этническая принадлежность была куда менее важна, чем религиозная, поэтому если ортодоксальные христиане и выступали против германцев, то только из-за их стойкой приверженности к арианству.

После событий 399–400 гг., когда командующий армией Восточной империи гот Гайна попытался с помощью своих войск захватить власть в Константинополе и едва не преуспел в этом, остановить же его удалось только еще одному готу на имперской службе Фравитте[238], вопрос о степени проникновения германцев во власть встал еще острее. Современники уже с трудом могли отличить германские распри и переговоры от продолжения прежней борьбы по линии Романия – Барбарикум. Подозрения в сочувствии своим соплеменниками падали даже на всесильного Стилихона, который источниками обвиняется в подстрекательстве вандалов, аланов и свевов к тотальному вторжению в Империю в ночь с 31 декабря 406 г. на 1 января 407 г[239]. По мнению Т. Моммзена Стилихон предательски (это было расценено в Византии именно так)[240] пощадил Алариха в 395–397 гг. не только из-за того, что планировал его в дальнейшем использовать, а потому, что они были очень похожи друг на друга по своему положению и биографии[241].

Кроме того, Стилихон по-видимому осознавал опасность скорого мощного взрыва в Барбарикуме из-за продолжающегося нашествия гуннов, так как по опыту 370-х гг. было понятно, что ни одно из германских племен даже при всем желании не сможет остановить волны переселенцев с востока и севера. Поэтому несмотря на ограниченность и бездарность своего императора, возрастающие подозрения в нелояльности и обвинения в предательстве Рима в пользу варваров Стилихон сознательно шел на стратегический союз с наиболее адекватными из варваров (а это были в первую очередь готы и франки), продолжая политику Феодосия, но слишком дорогой ценой. Крушение римской оборонительной системы и ее сознательный демонтаж, начатый договором 382 г., продолжался.

В 388 г. под контроль варваров перешла Паннония[242], которая не успела испытать эффект (какой был на Рейне) от энергичных действий Валентиниана I, которые тот планировал провести на этом участке границы[243]. И хотя по мнению Л. Варади римское присутствие в Паннонии продолжалось вплоть до 476 г.[244], с военно-стратегической точки зрения эта территория в Империю уже не входила. Впоследствии также будут сданы Ретия, а затем и рейнский рубеж на всем его протяжении. Граница между Романией и Барбарикумом стала размытой, а затем и вовсе стерлась, что могло привести к слиянию Империи и некоторых германских племен, на что, вероятно, надеялся Стилихон, но привело в итоге к исчезновению Pax Romana на западе вообще и замене его системой варварских королевств.

Противостояние между Римом и германцами закончилось, началась борьба бывших приграничных германцев против Великого переселения народов в целом, как огромного исторического процесса. Появление гуннов необратимо нарушило стратегический баланс в Европе[245], с таким трудом выстроенный и удержанный в войнах Константина, Юлиана и Валентиниана I и дипломатией Феодосия. Предусмотреть это, и даже обнаружить, так как гуннское нашествие развивалось относительно медленно, а самих гуннов было не слишком много[246], римские императоры и полководцы не смогли. Да и сами гунны выступали долгое время не как заклятые враги, а зачастую как помощники, наводящие порядок в беспокойном Барбарикуме, именно они казнили бежавшего за Дунай Гайну и помогли Стилихону справиться с Радагайсом[247]. Римская администрация в новом конфликте выступала только в качестве организатора совместных действий (деятельность Флавия Аэция) и своеобразного знамени для обозначения принадлежности к тому или иному лагерю (для другого это была «держава Аттилы»), так как нередко представители одного племени сражались по разные стороны, что и было продемонстрировано в битве на Каталаунских полях.

Страницы: 1 2 3

Испания в 1 пол. XVI
Карл I(V), король Испании, вступил на престол в 1516 г.— после смерти своего деда по матери Фердинанда Арагонского. После смерти другого его деда — Максимилиана I Габсбурга — он был в 1519 г. избран подкупленными немецкими курфюрстами императором «Священной Римской империи» под именем Карла V. Таким образом, под властью Карла оказались ...

Двадцать седьмой съезд КПСС
«В начале перестройки новая политика была ограничена «генеральной линией на совершенствование общества развитого социализма» (апрельский, 1985 г., Пленум ЦК КПСС и XXVII съезде КПСС в 1986 г.-25февраля-6марта) и стратегией «ускорения социально-экономич. развития». Вместе с тем постепенно смешаются акценты в оперирование старыми идеоло ...

Татарск
С 1790 года происходит заселение местности на основании указов Сената о переселении крестьян в Сибирь, а также после строительства Сибирской магистрали и особенно в период Столыпинской реформы. В конце XVIII века и возникает населённый пункт, получивший название Татарка. Откуда произошло это название, никто не знает, но многочисленные л ...

   
Copyright © 2020 - All Rights Reserved - www.fullistoria.ru