Германцы на пороге государственности. Попытки римско-германского сотрудничества и сосуществования
Страница 2

История » Римско-германское противостояние в IV в. н.э. » Германцы на пороге государственности. Попытки римско-германского сотрудничества и сосуществования

По сравнению с презрительным отношением Рима более ранних веков к германцам факт браков между варварами на римской службе и членами императорского дома явился большим шагом вперед в деле слияния Империи и Барбарикума, однако говорить о «диалектическом скачке»[234], например, готов, произошедшем в III–IV вв., с чем солидаризуется Ю.К. Колосовская[235] вряд ли правомерно. Изменения были действительно очень велики, но они были подготовлены столетиями взаимодействия с Империей, а резкое изменение статуса варваров, прослеживаемое по источникам объясняется только темпом событий последней четверти IV в. и нежеланием Империи серьезно воспринимать германцев (не считая борьбы против их набегов) вплоть до середины IV в. Долго подготавливаемые результаты всестороннего развития варваров были оформлены на полях сражений в исторически короткий срок, поэтому возникает ощущение взрыва активности.

Под впечатлением от резко изменившейся обстановки находились и писатели IV в., которые встали перед вопросом о приемлемости и необходимости принятия германцев в римскую «семью народов». В итоге образовалось два течения[236], одно с явно прогерманскими взглядами (Фемистий, Пакат), то есть поддерживающее политику Феодосия по привлечению германцев к управлению Империей, другое (Синесий) резко отрицательно относящееся к самому факту присутствия варваров в римской системе власти и призывающее к обороне от них всеми силами с помощью мобилизации в армию коренного населения Романии[237]. При Феодосии были ликвидированы последние остатки веротерпимости, и влияние языческих группировок, отстаивавших чистоту Рима и античного наследия, сошло на нет. Особую позицию занимали представители различных направлений в христианстве, для которых этническая принадлежность была куда менее важна, чем религиозная, поэтому если ортодоксальные христиане и выступали против германцев, то только из-за их стойкой приверженности к арианству.

После событий 399–400 гг., когда командующий армией Восточной империи гот Гайна попытался с помощью своих войск захватить власть в Константинополе и едва не преуспел в этом, остановить же его удалось только еще одному готу на имперской службе Фравитте[238], вопрос о степени проникновения германцев во власть встал еще острее. Современники уже с трудом могли отличить германские распри и переговоры от продолжения прежней борьбы по линии Романия – Барбарикум. Подозрения в сочувствии своим соплеменниками падали даже на всесильного Стилихона, который источниками обвиняется в подстрекательстве вандалов, аланов и свевов к тотальному вторжению в Империю в ночь с 31 декабря 406 г. на 1 января 407 г[239]. По мнению Т. Моммзена Стилихон предательски (это было расценено в Византии именно так)[240] пощадил Алариха в 395–397 гг. не только из-за того, что планировал его в дальнейшем использовать, а потому, что они были очень похожи друг на друга по своему положению и биографии[241].

Кроме того, Стилихон по-видимому осознавал опасность скорого мощного взрыва в Барбарикуме из-за продолжающегося нашествия гуннов, так как по опыту 370-х гг. было понятно, что ни одно из германских племен даже при всем желании не сможет остановить волны переселенцев с востока и севера. Поэтому несмотря на ограниченность и бездарность своего императора, возрастающие подозрения в нелояльности и обвинения в предательстве Рима в пользу варваров Стилихон сознательно шел на стратегический союз с наиболее адекватными из варваров (а это были в первую очередь готы и франки), продолжая политику Феодосия, но слишком дорогой ценой. Крушение римской оборонительной системы и ее сознательный демонтаж, начатый договором 382 г., продолжался.

В 388 г. под контроль варваров перешла Паннония[242], которая не успела испытать эффект (какой был на Рейне) от энергичных действий Валентиниана I, которые тот планировал провести на этом участке границы[243]. И хотя по мнению Л. Варади римское присутствие в Паннонии продолжалось вплоть до 476 г.[244], с военно-стратегической точки зрения эта территория в Империю уже не входила. Впоследствии также будут сданы Ретия, а затем и рейнский рубеж на всем его протяжении. Граница между Романией и Барбарикумом стала размытой, а затем и вовсе стерлась, что могло привести к слиянию Империи и некоторых германских племен, на что, вероятно, надеялся Стилихон, но привело в итоге к исчезновению Pax Romana на западе вообще и замене его системой варварских королевств.

Противостояние между Римом и германцами закончилось, началась борьба бывших приграничных германцев против Великого переселения народов в целом, как огромного исторического процесса. Появление гуннов необратимо нарушило стратегический баланс в Европе[245], с таким трудом выстроенный и удержанный в войнах Константина, Юлиана и Валентиниана I и дипломатией Феодосия. Предусмотреть это, и даже обнаружить, так как гуннское нашествие развивалось относительно медленно, а самих гуннов было не слишком много[246], римские императоры и полководцы не смогли. Да и сами гунны выступали долгое время не как заклятые враги, а зачастую как помощники, наводящие порядок в беспокойном Барбарикуме, именно они казнили бежавшего за Дунай Гайну и помогли Стилихону справиться с Радагайсом[247]. Римская администрация в новом конфликте выступала только в качестве организатора совместных действий (деятельность Флавия Аэция) и своеобразного знамени для обозначения принадлежности к тому или иному лагерю (для другого это была «держава Аттилы»), так как нередко представители одного племени сражались по разные стороны, что и было продемонстрировано в битве на Каталаунских полях.

Страницы: 1 2 3

Глазатые (угасший род)
Ветвь этих суздальских князей заключает собственно 5 лиц с образователем – князем Александров Васильевичем Суздальским, прозванным Глазатый, современником Василия Тёмного (1451 г.). У него было 3 сына (князья XVIII колена): Борис Александрович, Дмитрий Александрович (имевший бездетного сына Фёдора Дмитриевича, прозванного Червлёный) и И ...

Синопский морской бой
Морское сражение при Синопе произошло в самом начале Крымской войны. Начавшись в октябре 1853 г. между Россией и Турцией, она вскоре переросла в вооруженное столкновение России с сильной коалицией Турции, Англии, Франции и Сардинии. Это было последнее крупное сражение парусных кораблей и первое, в котором использовались бомбические оруд ...

Традиции, обычаи и обряды казахов
Ислам в этот период глубоко укоренился в городах Южного Казахстана, в том числе среди казахов, живущих в этом регионе. Правящая казахская элита в полном объеме исповедовала ислам и стремилась распространить его среди своих подданных. Однако в низах догмы ислама не получили широкого распространения, большинство народа придерживалось доис ...

   
Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.fullistoria.ru